Арбитражный управляющий остался без профита

штатный живописец "Правды о СРО"

В теме банкротства СРО, исключенных из государственного реестра, наметился новый поворот. Очередной иск НОСТРОЙ о несостоятельности бывшей СРО признан необоснованным.

Полтора месяца назад мы публиковали первую часть правового анализа ситуации с банкротствами союзов и ассоциаций, лишенных статуса СРО, от нашего эксперта под псевдонимом СРОМАСТЕР.

В ней эксперт пришел к выводу, что обязанность по перечислению средств компенсационного фонда в саморегулируемую организацию, а при прекращении ее статуса – в соответствующее национальное объединение, по своей правовой природе не может быть отнесена к денежным обязательствам, указанным в пункте 2 статьи 4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и не может учитываться при определении признаков банкротства. СРОМАСТЕР предполагал, что в силу абзаца 4 пункта 3 статьи 48 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» вникнувшие в суть дела суды, должны выносить определения об отказе во введении процедур наблюдения в отношении эксСРО, а возбужденные производства по делу прекращать.

Не исключено, что данный посыл на практике применили юристы Ассоциации «Региональное объединение строительных организаций», в отношении которой НОСТРОЙ обратился с заявлением о признании банкротом в Арбитражный суд города Москвы (дело №А40-88063/19-123-93Б).

Рассмотрев заявление НОСТРОЙ, 5 июня 2019 года Арбитражный суд города Москвы в составе судьи Екатерины Злобиной отказал во введении процедуры наблюдения в отношении Ассоциации СРО «РОСО», признал заявление НОСТРОЙ необоснованным, а производство по делу прекратил.

В определении суд указал следующее.

Ранее, решением Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2017 года по делу № А40-201876/17-62-1828 с Ассоциации в пользу НОСТРОЙ взыскана задолженность в размере 643 817 006,61 рублей и государственная пошлина в размере 200 000 рублей.

В соответствии со ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», несостоятельность (банкротство) — признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. В контексте законодательства о банкротстве, денежное обязательство – это обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом РФ, бюджетным законодательством РФ основанию.

Из смысла ст.ст. 6, 7, 33 Закона о банкротстве следует, что должник – юридическое лицо считается неспособным исполнить требование кредитора, если данное требование в совокупности составляют не менее чем триста тысяч рублей и не исполнено должником в течение трех месяцев с даты, когда оно должно было быть исполнено.

Закон о банкротстве устанавливает различные правовые режимы для денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства должника и денежных обязательств, не учитываемых для определения наличия признаков банкротства должника. То есть для определения наличия признаков банкротства заявитель в силу ст. ст. 65, 67, 68 АПК РФ обязан представить доказательства того, что обязательство должника перед кредитором является денежным и возникшим из гражданско-правовой сделки или по иному предусмотренному ГК РФ основанию, применительно к абзацу 4 статьи 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Так как задолженность Ассоциации перед НОСТРОЙ образовалась не из гражданско-правовой сделки или иному основанию, предусмотренному Гражданским кодексом РФ, следовательно, обязанность по перечислению средств компенсационного фонда по своей правовой природе не может быть отнесена к денежным обязательствам, указанным в п. 2 ст. 4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и не может учитываться при определении признаков банкротства.

Таким образом, Ассоциация СРО «РОСО», по мнению суда, не обладает признаками банкротства, предусмотренными ст. 3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку задолженность по перечислению средств компенсационного фонда не является денежным обязательством по смыслу ст. 4 Закона о банкротстве.

Поскольку в производстве Арбитражного суда города Москвы отсутствуют заявления других кредиторов о признании Ассоциации несостоятельным (банкротом), суд отказывает в введении наблюдения в отношении должника по заявлению кредитора — НОСТРОЙ и прекращает производство по делу о банкротстве должника.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*