Минстрой выступает против передачи прав требования

Саморегулируемое сообщество, кто с интересом, а кто с содроганием, продолжает наблюдать за методичным сокращением «поголовья» саморегулируемых организаций и за обнаруживающими себя в этой связи проблемами. О развитии одной такой проблемной нам продолжает рассказывать наш добровольный автор СРОМАСТЕР.

Минстрой России и национальные объединения СРО неожиданно прозрели и осознали, что разработанные и внедренные ими изменения в Градостроительный кодекс (ГСК), не приводят к решению ранее накопившихся проблем. Ликвидация саморегулируемых организаций никак не означает автоматическую передачу средств компенсационных фондов СРО в национальные объединения, так как большинству просто нечего передавать.

А между тем продолжается и история с попытками достучатся до разума руководства национальных объединений и Минстроя России в части принятия рационального решения о замене СРО, утративших статус, в реестрах кредиторов банков-банкротов на соответствующие национальные объединения.

Напомню читателю предысторию вопроса.

Несколько СРО, которые этой весной добровольно прекратили свой статус саморегулируемых организаций ввиду регионализации и сокращения численности членов менее установленного ГСК РФ уровня, обратились в Национальное объединение строителей с предложением о передаче своих требований по средствам компенсационных фондов, «зависших» в банках-банкротах, по договорам цессии.

В сложившейся ситуации, надо отдать должное руководителям СРО, не имея возможности выполнить требования законодательства непосредственно, они нашли выход, основанный на широко используемых схемах перемены лиц в обязательствах. При этом выход этот был найдет в интересах национальных объединений.

НОСТРОЙ, проигнорировав данное предложение, подал иски о взыскании указанных средств в арбитражный суд.

Тогда руководство бывших СРО обратилось с запросом в Минстрой России за разъяснением, вправе ли национальные объединения принять на себя права кредиторов банков-банкротов вместо СРО, лишившихся статуса саморегулируемых организаций, по договорам уступки прав требования, или это запрещено законом?

По истечении месячного срока рассмотрения обращения, Минстрой России письмом от 10.10.2017 №43965-ОГ/02 продлил себе срок рассмотрения ещё на месяц и сообщил о том, что не может ответить на данный вопрос без помощи Центрального банка Российской Федерации, который до настоящего момента также не выразил своей позиции по вопросу.

И вот через две недели, 26 октября 2017 года, по всей видимости, так и не дождавшись ответа от Центробанка России, Правовой департамент Минстроя России предоставил СРО свою официальную позицию по вопросу письмом №46293-ОГ/02 за подписью небезызвестной саморегулируемому сообществу Татьяны Барминой (орфография и согласованность речи ответа сохранены).

«Положения части 14 статьи 55.16 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее — ГрК РФ) одним из гражданско-правовых последствий исключения сведений о саморегулируемой организации из государственного реестра саморегулируемых организаций является обязанностью такой саморегулируемой организации в недельный срок зачислить средства компенсационного фонда возмещения вреда и компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств на специальный банковский счет Национального объединения саморегулируемых организаций, членом которого являлась такая саморегулируемая организация.

При этом согласно положениям статьи 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. Стороны своим соглашением не способны изменить требования законодательства, если такая возможность не предусмотрена нормами соответствующего закона.

Таким образом, единственным надлежащим исполнением указанного выше обязательства саморегулируемой организации, сведения о которой исключены из государственного реестра саморегулируемых организаций, является перечисление денежных средств в силу требования закона. При этом передача прав требования саморегулируемой организацией к иным лицам (включая кредитные организации) не отвечает прямому требованию законодательства Российской Федерации о градостроительной деятельности и не установлена в качестве гражданско-правового последствия исключения сведений о саморегулируемой организации из государственного реестра саморегулируемых организаций.

С учетом изложенного, передача от исключенной саморегулируемой организации к Национальному объединению саморегулируемых организаций прав требования к кредитной организации по договорам банковского вклада средств компенсационного фонда не является исполнением обязанности, установленной частью 14 статьи 55.16 ГрК РФ, в части перечисления средств на специальный банковский счет такого Национального объединения саморегулируемых организаций.»

Суть ответа сводится к следующему, положения главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве к данным правоотношениям не применяются, так как это прямо не предусмотрено в Градостроительном кодексе Российской Федерации.

По какой причине Правовое управление Минстроя России игнорирует формулу гражданского права «разрешено все, что не запрещено» — не ясно. Стороны предлагаемого договора цессии вовсе не собираются «изменить требования законодательства», а только хотят передать то, что по праву принадлежит соответствующему национальному объединению…

Прежде всего в Градостроительном кодексе не содержится запрета на осуществление перемены лиц в обязательстве. Такая ситуация просто не была предусмотрена. Это называется пробелом. При этом согласно части 6 статьи 55.16-1 ГСК РФ при исключении саморегулируемой организации из государственного реестра саморегулируемых организаций права на средства компенсационного фонда возмещения вреда и компенсационного фонда обеспечения договорных обязательств переходят к национальному объединению саморегулируемых организаций, членом которого являлась такая саморегулируемая организация. Т.е. права на компенсационные фонды переходят к национальным объединениям автоматически сразу после утраты некоммерческой организацией статуса СРО, а значит, де-юре, переходят в том числе и права требования к бывшей кредитной организации.

Вместе с тем, Минстрой России в своем ответе ведет речь об уникальности правового режима и правоотношений, связанных с передачей средств компенсационного фонда от бывшей СРО к соответствующему национальному объединению.

Здесь следует вспомнить позицию целого ряда СРО, которые в 2014-2015 годах в судах с конкурсным управляющим – АСВ пытались обосновать особенность своих требований по возврату средств из депозитов тем, что это компенсационные фонды и у них специальный правовой режим. Такие средства, по мнению СРО, вообще нельзя включать в конкурсную массу и устанавливать очередность возврата. Их следует возвращать незамедлительно и вне очереди кредиторов банка.

Суды в ответ на такую позицию единодушно указывали во всех судебных постановлениях на то, что никакой особенности указанные средства не имеют, а требования по их возврату подлежат включению в третью очередь кредиторов. Таким образом, суды применяли общие нормы гражданского законодательства в отношении указанных обязательств.

Изложенная в письме от 26.10.2017 №46293-ОГ/02 позиция Минстроя России кажется нам неконструктивной и нерациональной. Передача прав требований от бывшей СРО к национальному объединению позволила бы последнему хотя бы в отдаленном будущем претендовать на получение части средств компенсационного фонда и способствовала бы реализации требований Градостроительного кодекса.

Очевидно, что подача исковых заявлений о взыскании средств в судебном порядке приведет НОСТРОЙ не к получению указанных средств, а к убыткам в части уплаченных судебных издержек и, в конечном итоге, к банкротству бывшей СРО со списанием всех долгов как банка-банкрота перед СРО, так и СРО перед национальным объединением.

А кто будет в выигрыше? Правильно. Опять «банкиры»…

С уважением,

СРОМАСТЕР

Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*