Деликтные обязательства: аргументы и контраргументы

uzenzen

Верховный суд Российской Федерации поставил точку в споре Регионального оператора ФКР и Национального объединения строителей.

Речь идет об иске НКО «Краснодарский краевой фонд капитального ремонта многоквартирных домов» к НОСТРОЙ о взыскании 1,65 млн рублей. Данная сумма представляет собой стоимость работ по устранению протечек кровли, которые возникли после выполнения ООО «СМУ-Кубань» работ по капитальному ремонту многоквартирных домов в период гарантийного срока.

Поскольку организация не устранила выявленные недостатки, денежное взыскание было обращено к Союзу «Строительное региональное объединение», членом которой являлось ООО «СМУ-Кубань» на момент выполнения капитального ремонта. В июне 2018 года саморегулируемая организация была исключена из государственного реестра, что вынудило Регионального оператора обратиться с требованиями к Национальному объединению строителей в порядке статьи 60 Градостроительного кодекса России.

Напомним, юристы НОСТРОЙ, отстаивая права Национального объединения в Арбитражном суде, апеллировали к тому, что норма вышеуказанной статьи направлена на возмещение вреда, причиненного вследствие разрушения, повреждения объекта капитального строительства, нарушений требований безопасности при строительстве, сносе объекта капитального строительства, требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения. Однако судья счел основной вывод ответчика об отсутствии деликта, то есть ущерба, в результате которого возникла необходимость возмещения вреда общедомовому имуществу собственников помещений, противоречащим общепринятым, нравственным и правовым нормам.

Юридическим фактом, с которым закон связывает возникновение обязательства вследствие причинения вреда, является факт причинения вреда, то есть деликт. Но обязательство вследствие причинения вреда имеет своим содержанием ответственность за причиненный вред. Поэтому следует признать, что закон, определяя основания и условия возникновения деликтного обязательства, одновременно решает вопрос и о возникновении ответственности за вред. Другими словами, условия возникновения деликтного обязательства и условия ответственности за причиненный вред совпадают.

Девятый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Московского округа поддержали суд первой инстанции. А судья Верховного суда посчитал, что доводы кассационной жалобы НОСТРОЙ не подтверждают наличие оснований, предусмотренных для рассмотрения дела в судебном заседании Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации и отказал Национальному объединению строителей в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам.

В настоящем споре интерес представляют аргументы Национального объединения строителей. Помимо указания на то, что возникшие спорные правоотношения относятся к обязательству из договора, а не из деликта, юристы НОСТРОЙ заявили, что в техническом задании на выполнение работ по капитальному ремонту отсутствовало требование о наличии у подрядчика допуска саморегулируемой организации. Таким образом, при заключении договора стороны исходили из отсутствия обеспечения ответственности подрядчика средствами компенсационного фонда. Кроме того, представители ответчика привели доводы, что у Регионального оператора отсутствует право на подачу искового заявления, поскольку он не является стороной по договору, в отношении которого у ООО «СМУ-Кубань» возникли соответствующие обязательства.

Очевидно, на все аргументы ответчика истец привел контраргументы, которые Арбитражный суд счел более состоятельными. Как следствие, Национальному объединению строителей придется выплатить 1,65 млн рублей, не считая государственной пошлины за три судебных разбирательства.

В завершение напомним, что у Арбитражного суда города Москвы нет единого подхода к рассмотрению исковых требований Фонда капитального ремонта к Национальному объединению строителей. Рассматривая аналогичные иски, судьи также утверждали, что юридическое значение имеет только непосредственная причинная связь между противоправным поведением должника и убытками кредитора. Такая связь имеет место тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. То есть для взыскания убытков, лицо, чье право нарушено, требующее их возмещения, должно доказать факт нарушения обстоятельства, наличие причинной связи между допущенными нарушениями и возникшими убытками в размере убытков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*