Заговор директоров или исполнительный орган против коллегиального!

Едва ли в саморегулируемом сообществе остался хоть кто-то равнодушный к разборкам альфа-директоров на берегах Невы. Вот и на нашу редакционную почту последние дни приходят письма от взволнованных саморегуляторов.

В публикуемом ниже пространном послании, подписанном лишь инициалами, правдорубам, признаться, не всё понятно. Но, возможно, специалистам СРО заложенные в нём идеи окажутся близки. Во всяком случае, искренность автора, явно болеющего за общее дело, и тема подготовки к декабрьскому съезду строительных СРО обеспечила ему место в нашей ленте (редакция позволила себе добавить пару запятых и снабдить текст парой ссылок на собственные материалы).

В ситуации, сложившейся в доброй половине СРО, когда денег на счетах не хватает, а ответственность за это возложить не на кого, история, произошедшая в Петербурге для многих из нас может стать весьма поучительной. Ведь посмотрите, что произошло.

В деле, возбужденном по ч.4 ст.159 УК РФ по обвинению в манипуляциях со средствами КФ, задержаны члены коллегиального органа и один бывший директор СРО. При этом, инициаторами обысков и задержаний стали лица, в уставные обязанности которых как раз и входит открытие расчетных и специальных счетов, выдача доверенностей и распоряжение имуществом СРО. Как уже сообщали СМИ, пострадавшим себя объявил директор СРО «Стандарт Проект» Виктор Кривошонок. Для несведущих могу добавить, что к обвинениям Кривошонка присоединился его давний знакомый по пожарной службе и земляк — директор СРО «Строительный ресурс» Евгений Киселев (в «Ресурсе» Кривошонок также исполнял представительские функции президента), и к дружному хору их голосов присоединился директор СРО «Стандарт Изыскания» Владислав Ерошкин, не так давно сменивший задержанного Марата Каюмова.

Получается, что три директора обвиняют членов Совета СРО и лицо, причастное к управляющей компании, в мошеннических действиях, принесших СРО ущерб в пределах 150 млн рублей. Даже если отставить в сторону не слишком понятную сумму заявленного ущерба (примерно 17% от полного размера КФ) и функциональный перевертыш, заложенный в обвинении, история эта не лишена некой опасной логики.

Попробуем представить, как это могло стать возможным?

…и получится, что, либо эти директора не выполняли свою работу, либо генерал и его друзья подписывали и раздавали доверенности находясь в состоянии алкогольной эйфории. Другого объяснения в грубом нарушении баланса в органах управления СРО я не вижу! Ведь речь идёт не о двадцатилетних юнцах, а об опытных и бывалых аксакалах.

Что же сподвигло этих аксакалов на действие прямо запрещённого п.10.5 устава их же СРО?

Здесь у меня напрашиваются несколько интересных вариантов ответа! Вот некоторые из них:

— В этих союзах директор избирается сроком на пять лет, а члены совета — на четыре. При этом, организация контроля деятельности исполнительного органа возложена на Совет. Возможные конфликты решаются Общим собранием.  Вопрос — когда должно было пройти Общее собрание СРО и какие вопросы на нем должны были бы обсуждаться, если проблемы с доступностью КФ стали очевидны еще в июле?

— Если КФ и проценты по ним застряли в УК, то основной ручеек условной прибыли приходит в дирекцию от членских взносов. В «Строительном ресурсе» этот ручеек по причине регионализации практически иссяк, и интерес исполнительных органов — правильно! — сосредоточился на усилении контроля ручейков в проектной и изыскательской СРО. Учитывая общее состояние в стране, взять в единоличное и бесконтрольное управление имеющиеся ручейки более чем соблазнительно. А сильный коллегиальный орган очень мешает в принятии выгодных для дирекции решений (по приему в члены и приостановкам, по проверкам и мерам дисциплинарного воздействия).

— Варианты можно дополнять и расширять, вплоть до самых фантастических — когда деньги уже выведены, а директор не смог получить ожидаемую долю.

Но дело не в этом. Если вспомнить истории конфликтов внутри СРО, коих в период становления саморегулирования было предостаточно, то мы обнаружим что это ВСЕГДА было противостояние директора и руководителя коллегиального органа. Всегда! И сейчас, когда функции и возможности воздействия коллегиального органа на членов СРО существенно возросли, и существенно возросла, скажем так, условная стоимость дисциплинарных воздействий и тем более исключения из членов, нужно обратить особое внимание на равновесие интересов исполнительного и коллегиального органа.

Этот вопрос конечно уже широко обсуждается, но одними «независимыми членами» или конкретизацией функций контрольных органов проблему не урегулировать. Алгоритмы принятия решений в СРО должны стать абсолютно прозрачными. И для членов, и для третьих лиц. Иначе никто из нас не застрахован от внутренних конфликтов, ведущих к дестабилизации работы СРО.

Функционал органов управления не просто должен быть закреплен, нужны специальные инструменты документирования и внешнего контроля принимаемых ими решений. Советы СРО, в большинстве своем, фиктивные наблюдательные органы, наполняемые людьми, не принимающими оперативных решений. Во многих СРО производство протоколов прямо поставлено на поток и никем в действительности не контролируется. Мне кажется, стоит об этом специально и отдельно подумать при обсуждении новых поправок в Градкодекс, принятие которых намечено на декабрьский съезд НОСТРОЯ.

Заместитель руководителя по юридическому сопровождению деятельности И.А.

От редакции Напоминаем, что ваши письма мы ждем на электронный адрес const.right@gmail.com или через форму обратной связи.

Комментарий

  1. Без прекращения практики общих собраний по доверкам вопрос нерешаем. А практика собраний по доверкам не прекратится , тк деятельность СРО де факто регулируется не его членами, а прямыми нормами закона и договоренностями с надзором, соответственно ходить на собрания смысла нет . Как то так.
    Искривления 148 ФЗ так и не вправили

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*