Юрист: СРО теряют своё лицо в судебных инстанциях…

Секретный агент правдорубов, замаскированный под работницу швабры «тётю Фиму с Малой Грузинской улицы», ушёл в декретный отпуск, а потому нам приходится вместе с остальными коллегами по перу ждать официального релиза и протокола Совета НОСТРОЙ. Предлагаем провести время ожидания продуктивно и продолжить обсуждение судебной практики СРО.  В этот раз — вместе с нашим редким-но-метким добровольным автором под псевдонимом Инсургент.

В преддверии значительного увеличения количества судебных тяжб с участием саморегулируемых организаций, о чём также уже неоднократно писала редакция Правда-о-СРО, хотелось бы затронуть очень важную тему – тему восприятия саморегулируемых организаций судебной системой, а конкретнее – судами и судьями.

Да, суды независимы и беспристрастны, но судьи – они тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Субъективный личностный фактор и эмоции очень сложно преодолеть, и он всегда будет иметь место в том числе при отправлении правосудия.

Как юрист, который постоянно участвует в судебных спорах, в том числе представляет интересы саморегулируемых организаций в судах с самого начала саморегулирования, могу немного рассказать об отношении судей к СРО в настоящее время и о том, как постепенно это отношение складывалось.

Первые иски, начиная с 2010 года, конечно же, были о взыскании членских взносов и целевых взносов на коллективное страхование, у кого оно было установлено в качестве обязательного условия членства.

Суды в начале крайне настороженно относились к СРО и системе правоотношений по саморегулированию. Даже задавали вопросы в ходе судебных заседаний о том, что есть СРО и просили дополнительных письменных пояснений по требованиям с учетом специфики саморегулирования. Однако решения неуклонно выносили в пользу СРО, действуя ровно, без особенных эмоций и не затягивая рассмотрение без нужды.

Через какое-то время стало даже чувствоваться некоторое уважение со стороны судей к СРО и их представителям. Судьи стали узнавать СРО и юристов их представляющих. Помощники судей и секретари также более охотно общались с представителями СРО, были предельно вежливыми и старались содействовать: быстрее отписывали решения (т.е. в установленные сроки), выдавали СРО исполнительные листы без задержек, опечатки или описки исправляли даже без письменных заявлений по устным обращениям. В общем, даже в коридорах здоровались.

Затем после первых реальных проверок со стороны Ростехнадзора, начиная с 2012-2013 года, во исполнение его предписаний от СРО пошли иски о взыскании неуплаченных или недоплаченных взносов в компенсационные фонды СРО.

В этот момент первая тень «пробежала по лицам» судей, которые никак не могли понять в ходе судебных заседаний, как это СРО принимали в свои члены организации и выдавали им свидетельства о допуске без полной уплаты взносов в компенсационный фонд, т.е. с отсрочкой уплаты или рассрочкой… Вместе с тем, и тогда у судей было лишь некоторое недоумение, но никак не осуждение саморегуляторов и их СРО в этой части. Иски удовлетворялись, и особых осложнений во взаимоотношениях СРО и арбитражных судов не было.

Первая волна негативного отношения к СРО начала подниматься позднее, когда Ростехнадзор совместно с национальными объединениями начали активные действия по исключению отдельных СРО из государственного реестра за допущенные нарушения.

Но даже тогда, как вы все, наверное, помните, первое дело СРО «РОСТ» против Ростехнадзора было рассмотрено всё-таки в пользу СРО…

Вместе с тем, обжалуя решения Ростехнадзора и заключения национальных объединений о возможности исключения из государственного реестра, СРО начали представать перед судом совсем в ином свете, нежели ранее. Нарушения, инкриминируемые СРО со стороны Ростехнадзора, были существенные, а саморегуляторы выглядели в судах непрофессионально и жуликовато. На фоне постоянных обращений в суд за взысканием членских взносов при нежелании самих СРО соблюдать градостроительное законодательство и законодательство о СРО, последние постепенно стали восприниматься судами как финансовые инструменты активных дельцов, которые занимаются не саморегулированием и повышением качества работ, влияющих на безопасность объектов капитального строительства, а используют законодательство для извлечения прибыли в собственных интересах.

Усугубили картину и судебные разборки, связанные с банкротствами кредитных организаций, в которых СРО размещали свои компенсационные фонды.

Никогда не забуду, как один судья несколько раз удивленно переспрашивал у моего коллеги-юриста название банка, в котором был размещен многомиллионный компенсационный фонд представляемой им СРО, а потом всё-таки не выдержал и спросил о том, чем руководствовалась дирекция этой СРО при размещении таких колоссальных сумм именно в этом банке. Поясню, что этим эпизодом хотел сказать: так как вопрос судьи вообще не относился к существу рассматриваемого дела, тем ярче он иллюстрирует ситуацию и искреннее удивление суда действиями СРО по размещению КФ в третьесортном банке.

В конце концов, очевидно, что судьи совершенно четко стали понимать то, что подобные действия СРО по размещению средств КФ были сделаны, скорее всего, из конкретного финансового интереса самих руководителей саморегулируемых организаций, но никак не интересов СРО и их членов. «Недобросовестность» – вот то слово, которое стало приходить на ум судей…

Федеральный закон №372-ФЗ окончательно испортил и без того серьезно «подмоченную» репутацию СРО.

Вот уже ровно год, как начались и продолжаются судебные тяжбы бывших членов строительных СРО, переходящих в СРО своих регионов с требованиями о переводе средств компенсационных фондов.

Все дела, условно, можно разделить на три категории:

— иски к СРО, которые просто не желают добровольно произвести перечисление средств КФ в иные СРО по заявлениям переходящих членов;

— иски к СРО, которые в августе-ноябре 2016 года вдруг вспомнили про все многочисленные долги своих иногородних членов и исключили их разом из состава своих СРО, чтобы не переводить средства КФ в иные СРО;

— иски к СРО, которые не могут перевести средства КФ в иные СРО, так как указанные средства были размещены в банках с отозванными лицензиями и сейчас недоступны для перечисления.

Наплыв указанных исков привел к тому, что по данным категориям дел в судах проводились закрытые совещания судебных составов, которые слушают такие дела, с целью выработки единообразного подхода к рассмотрению споров с участием СРО.

В настоящее время ситуация дошла до того, что даже в апелляционной и кассационной инстанции судьи в отношении СРО вслух произносят такие фразы, как «коммерческая СРО», «потеряли компфонд», «умышленно исключили, чтобы не платить», «недобросовестное поведение», «злоупотребление правом» и пр. неприятные для слуха любого представителя интересов СРО в суде выводы.

Таким образом, картина для СРО, которые в настоящее время готовятся к предстоящим проверкам Ростехнадзора и последующим судам по оспариванию актов Ростехнадзора и его предписаний, складывается очень удручающей: СРО получили в судебной системе клеймо «нарушителей и авантюристов». Теперь доказать обратное юристам и адвокатам СРО будет значительно тяжелее.

Специально для Правда-о-СРО,

ИНСУРГЕНТ

От редакции Правдорубы позволили себе снабдить текст ссылками на собственные материалы. Пытливому читателю же напоминаем, что корреспонденцию дорогая редакция получает через форму обратной связи (мы её починили) и на электронную почту: const.right@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*