Про однодневки, СРО и неналоговые платежи

cash

Коллеги с портала Занострой вчера подняли весьма правдивую тему о роли «фирм-однодневок» в сфере строительства. Правдорубы решили поддержать правдивую тему и сделать следующий шаг – мы попросили экспертов прокомментировать отношения однодневок и системы саморегулирования.

Неожиданно для нас, первым откликнулся Добряк из Екатеринбурга.


Тоже заметил эту публикацию. Ситуация описана довольно полно, но есть несколько, так сказать, исторических неточностей.  Во-первых, однодневки появились задолго до саморегулирования. Можно сказать, лицензирование рухнуло как раз оттого, что оказалось неспособно вести даже простой учёт юридических лиц, которые реально заняты в строительстве. Перед введением саморегулирования из более 300-т  тысяч юрлиц, получивших лицензии, фактически на стройке работало, как и сейчас, порядка 60 тысяч компаний. Но государство не видело, какие из этих 300-т тысяч фирм работают реально, через какие качают деньги, а какие брошены и фактически уже не существуют, т.к. лицензирование не предполагало текущий контроль.

Система саморегулирования, среди прочих задач, должна была обеспечить учёт, так сказать, «живых» фирм работающих в стройке. Сделали это за счет, во-первых, введения ежегодного текущего контроля, во-вторых, за счет взимания со всех членов СРО регулярного ежегодного платежа. Как мы знаем, СРО с этой задачей справились.

В 2009 году из 300 тысяч фирм с лицензиями в строительные СРО вступили всего 65 тысяч компаний, и тогда руководство НОСТРОЙ говорило об этом как о победе саморегулирования. Типа, «теперь мы увидели реальное количество игроков». Правда потом опять начались перегибы и беспредел. Но при введении Единого реестра членов СРО в 2014 году, задача по достоверному статистическому учёту юридических лиц была решена. Это никак не изменило реальную ситуацию на рынке госзаказа и на стройке, но государство получало с процесса несколько бонусов.

— Из-за высокой стоимости членства в СРО, из этой сферы практически выбили мелких игроков. Что правильно, т.к. они нагло демпинговали на конкурсах, не уважали старших и просто путались под ногами.

—  Из-за необходимости регулярных платежей и наличия в СРО текущего контроля, был обеспечен реальный учёт регистрации и «отмирания» юрлиц в динамике. Мы помним, что ротация членов СРО достигала примерно 30%, что отражало реальную картину на стройке. Срок жизни таких членов составлял два с половиной – три года. Ведь понятно, что никто не будет платить за уже мертвую ООО-шку 60 или 200 тыс рублей в год. С другой стороны, если кто-то заплатил ту же сумму за получение допуска СРО, значит это ему реально нужно.

— Все эти ООО фактически обложили обязательным и довольно высоким «налогом». Часть денег заставили сдавать в компенсационные фонды, а поток членских платежей через национальные объединения направили на финансирование вопросов технического регулирования и разные «вкусняшки» для тех, кто эту систему контролировал и рассказывал про её эффективность.

По моему мнению, саморегулирование в строительстве как раз и было создано для решения этих моментов. СРО никто и никогда не ставил задачу по борьбе или полному уничтожению фирм-однодневок. У саморегулирования для этого нет никаких рычагов, это противоречит экономической модели работы СРО, да и к задаче обеспечения качества и безопасности эти процессы никакого отношения не имеют.

Существование однодневок связано с регулированием предпринимательской деятельности, системой налогообложения и особенностями рынка государственного заказа. И главный минус их существования – непрозрачность и удорожание стоимости строительства. Но регулирование этих вопросов лежит вне компетенции СРО. Здесь все вопросы к 44-ФЗ, системе ценообразования, ну и, частично, к системе налогообложения. СРО регистрирует однодневки работающие с госзаказом, но не она обеспечивает их появление.

Кстати сказать, именно поэтому у реальных участников строительного рынка так много вопросов к появлению и работе НРС. Регистрация специалистов с изначально завышенными и нереальными требованиями толкает участников рынка в руки криминала, а поток денег за внесение в НРС идет мимо кассы. Хочется надеяться, что у нового руководства Минстроя наконец дойдут руки и до этого вопроса и ситуация с НРС будет приведена к разумному балансу.

С уважением,

Добряк из Екатеринбурга.


В публикации «Рост числа фирм-однодневок в СРО – симптом болезни» достаточно полно описан функционал и назначение юридических лиц, существующих только на бумаге. Позволим себе кратко напомнить основные тезисы, описанные коллегами.

  • «фирма-однодневка» — субъект предпринимательской среды, который осуществляет фиктивную деятельность, то есть все их коммерческие сделки происходят исключительно на бумаге.
  • основные «специализации» фирм-однодневок: быть звеном в длинной цепочке посредников, обналичивать прибыль, либо замыкать на себе кредиты и задолженности, с перспективой дальнейшего банкротства.
  • по оценке Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) количество фирм-однодневок составляет более 16% от общего количества членов строительных СРО.
  • существует рынок «фирм-однодневок». Купить их можно оптом и в розницу. Стоимость — от 30 – 40 тысяч для однодневок без счёта, 60 – 100 тысяч для фирм с открытым банковским счётом. Существуют биржи по продаже фирм от собственника, где можно найти ООО буквально за пару тысяч рублей.
  • Однодневки, имеющие членство в СРО, стоят существенно дороже. Подрядные организации применяют такие компании в роли субподрядчиков, на счета которых перечисляют средства от выполненных ими работ. Но цель преследуется та же: обналичить и уйти от налогов.
  • Однодневки зачастую действуют в интересах госзаказчиков. Такая компания после победы на конкурсе и получения бюджетных средств, выводит деньги в неизвестном направлении и банкротится, а конкурс приходится проводить заново.

Выводы коллег совпадают с выводами эксперта.

«Однодневки существуют из-за несовершенства градостроительного и конкурсного законодательства страны. Неуклюжая налоговая система вынуждает бизнес придумывать сложные обнальные схемы просто ради того, чтобы получить заработанные деньги. Отсутствие «длинных кредитов» и экономическая нестабильность заставляет включать в работу фиктивных субподрядчиков – чтобы в случае серьёзных проблем не потерять весь бизнес. И чем хуже ситуация в экономике, чем дороже кредиты, чем сложнее законодательство, чем выше уровень коррупции, тем больше будет фирм-однодневок. Они могут стать дороже, их оформление и работа с ними могут потребовать более сложных юридических решений, но это реальность, которую нельзя просто взять и запретить».

Комментарий

  1. не понимаю из-за чего шум?! Ротация и другое использование ООО-шек уже лет двадцать как простой и удобный инструмент бизнеса. Это не однодневки — это юрлица со специальным назначением. Если проблема есть, то она явно не в области сро )

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*